ЛИТЕРАТУРА / КНИГИ

Белая гвардия (роман)


Второй вероятный претендент, тоже по фамилии Судзиловский, действительно жил в доме Турбиных. По воспоминаниям брата Ю. Л. Гладыревского Николая: «А Лариосик — это мой двоюродный брат, Судзиловский. Он был офицером во время войны, потом демобилизовался, пытался, кажется, поступить учиться. Он приехал из Житомира, хотел у нас поселиться, но моя мать знала, что он не особенно приятный субъект, и сплавила его к Булгаковым. Они ему сдавали комнату…»

Другие прототипы

  • Василий Иванович Лисович (Василиса) — архитектор В. П. Листовничий, владелец дома Турбиных.
  • Отец Александр — киевский священник А. А. Глаголев.
  • Прапорщик-футурист Михаил Шполянский — известный впоследствии литератор Виктор Борисович Шкловский.
  • Полковник Най-Турс — по версии Я. Тинченко генерал Ф. А. Келлер и генерал Н. В. Шинкаренко по версии Соколова.
  • Полковник Болботун — полковник УНР П. Ф. Болбочан.

Посвящения

Вопрос о посвящении Булгаковым романа Л. Е. Белозерской является неоднозначным. Среди булгаковедов, родственников и близких писателя этот вопрос вызывал различные мнения. Первая жена писателя, Т. Н. Лаппа утверждала, что в рукописных и машинописных вариантах роман был посвящен ей, а имя Л. Е. Белозерской, к удивлению и неудовольствию ближайшего окружения Булгакова, появилось лишь в печатном виде. Т. Н. Лаппа перед смертью сказала с явной обидой: «Булгаков… однажды принёс „Белую гвардию“, когда напечатали. И вдруг я вижу — там посвящение Белозерской. Так я ему бросила эту книгу обратно… Столько ночей я с ним сидела, кормила, ухаживала… он сестрам говорил, что мне посвящает…». Сбереглось письмо сестры писателя Надежды Афанасьевны Земской к его третей жене Е.С. Шиловской, в котором Земская от имени сестер Булгакова обращает внимание Шиловской, что роман был написан до знакомства Белозерской с писателем и сестры Булгакова видели посвящение Т. Н. Лаппа, кроме этого Земская напоминала, что писатель вообще решил изъять все посвящения из своих произведений. Однако Шиловская оставила посвящение Белозерской. В дневниках Булгакова подтверждается факт изменения посвящения в пользу Белозерской:

«У газетчика случайно на Кузнецком мосту увидал 4-й номер „России“. Там первая часть моей „Белой гвардии“… Не удержался… купил номер. Роман мне кажется то слабым, то очень сильным. Разобраться в своих ощущениях я уже больше не могу. Больше всего почему-то привлекло мое внимание посвящение. Так свершилось. Вот моя жена»

Критика

В СССР при жизни автора роман никогда не был опубликован полностью, а издания романа за границей конца 1920-х годов были недоступны в СССР, поэтому роман не удостоился особого внимания критиков. Последующая постановка по мотивам романа «Белая гвардия» пьесы «Дни Турбиных» во МХАТе осенью 1926 года переключила внимание критики с романа на пьесу. Критики романа как в советском лагере, так и в эмиграции восприняли роман по разному. Характерно, что в большинстве все признавали литературный талант Булгакова, а претензии главным образом сводились к идеологическим вопросам, советская сторона критиковала героизацию классовых врагов, а эмигрантская — недостаточное сочувствие белому делу.

Известный советский критик А. К. Воронский в конце 1925 года назвал «Белую гвардию» произведением «выдающегося литературного качества», за что в начале 1926 года получил выволочку от главы РАПП Л. Л. Авербаха в журнале «На литературном посту».

 


Комментарии

Добавить комментарий
Комментарий
Отправить