ЛИТЕРАТУРА / КНИГИ

Таджикская литература


С середины 1-го тысячелетия до н. э. и до середины 1-го тысячелетия н. э. народное творчество приобретает характер, более близкий к исторической действительности. Идеи о равенстве людей, необходимости всеобщего благосостояния под властью справедливого правителя проникают в эпос, отражаясь в социальных утопиях. Растет число жанровых форм фольклора: появляются так называемая чома (малые стихотворные сказания), поговорки, пословицы, обрядовые песни, оды-прения (своего рода тенцоны), притчи. В 7—8 веках, когда письменная литература на иранских языках в связи с нашествием войск Арабского халифата почти прекратила существование, фольклор продолжал развиваться. Он сделался источником и стимулом возрождения и развития литературы в 9—10 веках. С этого времени устное народное творчество и таджикская классическая литература развивались в тесной взаимосвязи. Родоначальник поэзии на фарси Абу Абдаллах Рудаки (около 860—941) и его современники многое черпали из народного творчества: образы, эпические и сказочные мотивы, отдельные жанровые формы и т. д.

Древняя литература

В становлении классической персидской литературы III-XV веков на территории Малой и Средней Азии выделяют ранний период — преобладание древнего языка пехлеви, создание зороастрийской священной книги Авесты, династийных хроник, сказаний о героях и т. д.

Следующий период связывают с влиянием арабской культуры и формированием новоперсидского языка фарси. Это время становления основных форм и сюжетов классической персидской литературы в основных культурных центрах — Бухаре, Герате, Исфахане, Самарканде и др. Произведения классиков персидской литературы Рудаки, Дакики, Руми, Насир Хосрова, Хафиза, Фирдоуси, Низами, Джами и др. поставили её в ряд высочайших достижений мировой культуры. Взаимообмену культурными достижениями между областями мусульманского мира в этот период способствовали завоевания ослабленных областей усиливающимися регионами, подвижность границ между халифатами, свободная миграция деятелей культуры, знавших несколько языков, в поисках покровительства, к правителям разных областей. Таким образом, к XV веку в Средней и Малой Азии сложилось относительно однородное пространство мусульманской персидской культуры, отличающейся от арабской.

В 3—9 веках существовала так называемая пехлевийская литература на языке пехлеви (среднеперсидском), а также на других среднеиранских языках: парфянском, согдийском, хорезмийском. Сохранившиеся памятники свидетельствуют о наличии в пехлевийской литературе эпических сказаний, прозаических произведений, малых форм поэзии. Следует отметить художественные произведения «Калилак и Димнак», «Хватай Намак» (один из основных источников «Шахнаме» Фирдоуси), «Ядгар Зареран» — сказание о богатыре Зарере и его сыне, «Драхти Асурик» («Ассирийское древо»), а также «Книгу деяний Ардашира, сына Папакана» (основателя Сасанидской империи).

После падения во 2-й половине 7 века империи Сасанидов началось насильственное внедрение арабского языка. В течение двух веков на территории бывшей Сасанидской империи литература создавалась только на этом языке. Протест коренного населения против завоевателей нашёл выражение в течение шуубизма (от араб. шу’уб — народы). Шуубитская идеология, выступавшая за возрождение древних культурных традиций, проникла в литературу. Сторонники шуубизм а, поэты — выходцы из местного населения — писали на арабском языке, но вносили в литературу древнеиранские традиции, местные темы. Такова направленность творчества аль-Хурайми, Башшара ибн Бурда (умер 787) и Абу Нуваса (762—815). К 9 веку сложился литературный язык фарси на основе среднеиранских говоров с арабскими элементами. На этом языке, получившем тогда название парси-и-дари, родилась новая литература.

 


Комментарии

Добавить комментарий
Комментарий
Отправить